Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Страницы: [1] 2 3 ... 17   Вниз

Автор Тема: Щас расскажу...  (Прочитано 30864 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Сергей

  • Группа 5
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 5494
Щас расскажу...
« : 17 Август 2012, 11:47:16 »

Тема для vovchika.
Записан
Не осудите жаркий пыл, тех кто в вас вдруг увидел Бога,
Всем, кто хоть раз любимым был, к Эдэму выстлана дорога
Сердцами тех, кто их любил.      © Copyright: Венцеслава Клеменс, 2012

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #1 : 17 Август 2012, 12:12:45 »

Вообще-то у меня много имён: Владимир, Вова, Вовик, Вован, Вальдемар. Для вас, уважаемые читатели, я буду Вовчиком. :) Почему vovchik по англицки, да ещё с маленькой буквы - это спешка всему виновата.
Итак, всем привет! Дамам цветы  ^5^ мужчинам :respect:
Записан

ТИШИНА

  • Аватар
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7974
Re: Щас расскажу...
« Ответ #2 : 17 Август 2012, 12:31:38 »

Опаньки!!!!!!!!!! Кто сказал что,чуда нет???????
Только сегодня утром утвердилась в своём убеждении,что мир не чёрно-белый.Как на горизонте появился взлохмаченный,курносый и что-то мне подсказывает, весьма обаятельный и позитивный vovchik.
Позвольте представиться, Тишина ;) 
Записан
Не кричи. Ангел слышит тебя,даже когда ты молчишь.

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #3 : 17 Август 2012, 12:54:42 »

Какое у вас имя красивое, Тишина, и спасибо за аванс , который вы мне выдали - "весьма обаятельный и позитивный vovchik." =[ А читать про любовь будете? Если да, то я готов! Если нет, то тоже готов! Итак, у нас с вами нет выбора! :D Буду выдавать по кусочку, чтобы вы успели проглотить. Дальше видно будет - продолжать или нет выкладывать текст. Это будет моя первая повесть о любви. :rose:
Записан

ТИШИНА

  • Аватар
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7974
Re: Щас расскажу...
« Ответ #4 : 17 Август 2012, 13:10:20 »

Про любовь??????? :rest:
Оооооооо......., у нас любят про любовь.
Мы энтую самую любовь и читаем, и пишем,и закручиваем, завариваем,добавляем в зелье,в ретуалы, изготавливаем  из неё амулеты и обереги.
Одним словом, вы попали туда, куда нужно :agree: :agree: :agree: :D
Записан
Не кричи. Ангел слышит тебя,даже когда ты молчишь.

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #5 : 17 Август 2012, 13:12:21 »

                                            ГАЛЬКА
                                                      повесть



Пролог

Море появилось неожиданно. Несказанным очарованием обдало глаза.
— Ух, ты! Красотища, какая! — вырвалось из груди.
До сих пор дорога, серпантином петляя среди скал и ущелий, склоны которых были укутаны зелёным ковром растительности, скрывала эту удивительную красоту. Огромные бархатные одеяния из плюща, укрывая вершины гор, смотрелись как величественные шапки «Мономаха». Никогда прежде я не видел такой пышной природы, такого благоуханья, поэтому крутил головой направо и налево. Но как только взгляд вырвался из этого изумрудного окружения и поймал красоту водного пейзажа, все другие красоты отошли на второй план.
— Вот она! Лазурная чаша, у моих ног! Море! Настоящее море! Как я ждал, встречи с тобой… Я буду парусником на твоих волнах, твоей песчинкой на солнечном берегу! — плескалось и клокотало у меня внутри.
Мы остановились в каком-то селении, чтобы осмотреться и сделать первые снимки. Почему-то в голове промелькнула ревнивая мысль:
«Так вот где, оказывается, живут люди.… Там, где тепло и светло, где нет назойливой мошкары, где растёт виноград, а вокруг солнце и море!»
На море был штиль. Горизонт, выгнув морскую поверхность в огромную дугу, таял в бело-голубой дымке. Лёгкий бриз доносил до нас свежесть морского простора. Словно гитарную струну, он бережно трогал прибрежную гладь, которая тёплой волной омывала и ласкала гальку. Она переливалась всеми красками радуги и нежилась в лучах солнца.
Мне тогда не могло прийти в голову, что это очаровательное создание, скоро войдёт в мою жизнь под девичьим именем Галька и навсегда останется в памяти, как первая любовь, унесённая в бездну жестокой жизненной волной.
Записан

Sveta

  • группа 2
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 17039
  • Зорко одно лишь сердце
Re: Щас расскажу...
« Ответ #6 : 17 Август 2012, 16:34:58 »

Вовчик, :respect: :give5:
Про любовь :big_oko: очень хотим! :agree: :skripka:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #7 : 17 Август 2012, 19:44:58 »

Sveta,я надеюсь вам мой опус понравится. Неторопливое начало и некоторые отступления от темы - это мой стиль.(имхо) Наберитесь терпения, читайте и вы не заметите как будете причастны  к происходящему в повести.:give5:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #8 : 20 Август 2012, 06:04:34 »

Базар

Небольшой курортный городок, где мы остановились, встретил нас своей размеренной жизнью. Южный базар, мимо которого не пройдёшь к морю, кипел от предложений и услуг.
— Вино! Домашнее вино! Подходи, дарагой, пробуй! Первый стакан тебе даром даю.… Будь, мужчиной… Женщины таких любят…, — завлекал, вновь прибывших ротозеев, южный человек в кепке.
Волосатая грудь, ноги в шлёпанцах на босу ногу, а между ними огромный мужской авторитет, в виде большого живота — наиболее типичный портрет торговцев на рынке вином и другими южными деликатесами.
Стоило только на них посмотреть, как ты тут же попадал под их гипноз. Отказаться от первой покупки не было сил. Только потом начинаешь понимать; что ты пил совсем не то домашнее вино, о котором ходят легенды, а персики с бархатной кожицей во втором ряду рынка, стоят на порядок дешевле. Но этот «первый блин» проглатывают почти все впервые приехавшие на море.
— Абраша! Не покупай у него ничего…, — предостерегающе огораживала кого-то полная мадам, дожёвывая чебурек.
— Там один лук!
— Как одын лук? Там много лук! — рассерженно возмущался продавец, кипящих в масле чебуреков.
— Женщин, ты чего всё вынюхиваешь? Куриц свежий, утром ещё кукарекал! Отпусти его, он уже бедный вспотел…, — вёл диалог с дамой, продавец птицы в соседнем ряду.
— Мне кажется, она припахивает?! — отвечала привередливая дама в очках, держа курицу за ножки и обнюхивая её своим крючковатым носом.
— Э-эх, дорогая! У тебя эти места тоже не фиалком пахнут,… зачем придираешься? – отбивался хозяин прилавка от щепетильной покупательницы.
Наконец, после бурного торга товар с незначительной скидкой, «кукарекал» в хозяйственной сумке.
Не менее интимные разговоры можно было зацепить краем уха на пятачке — возле главного входа.
— Слюшай, красавица!.. Одын разок всего лишь…, Никто знать не будет.… Потом, всё тебе устрою…, — шептался с эффектной девицей поджарый южанин, приоткрыв переднюю дверку своего автомобиля. О чём тут шла торговля, оставалось только догадываться.
Я начинал понимать, что все дороги к достижению цели ведут через рынок, а в народе это называется просто — базаром.
Записан

Зоя

  • Посвященный
  • Гуру
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3810
Re: Щас расскажу...
« Ответ #9 : 20 Август 2012, 22:18:37 »

Вай! Интересно.
 И что же дальше? :)
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #10 : 21 Август 2012, 07:00:01 »

Во-от! Ещё немножко и мы доберёмся до главных ЛГ, но пока продолжаем знакомство.

Сестрёнка :manicure:

— Наконец-то мечта сбылась! — радовалась мама, окунаясь в бирюзовую прохладу моря. Ей давно хотелось приехать на море со всем семейством, и она не скрывала по этому поводу эмоций.
Катюша — моя сестрёнка, несмотря на предупреждение с плакатов — «о запрете уносить гальку с пляжа в качестве сувениров», с первого же дня начала собирать из них небольшую коллекцию. Она знала все камушки наперечёт и сразу же обнаружила пропажу, когда я попытался присвоить самую оригинальную гальку.
— Никита! Ты не брал у меня Русалочку? — спросила она меня.
— Какую Русалку?
— Ну, какую, какую! С глазами! — и она воинственно встала в позу.
Ругаться и дразниться не хотелось, и я тихо попросил её:
— Катюш! Пусть она у меня поживёт… Мне скучно одному в комнате, вот я и любуюсь её глазками…
Галька действительно была необычной. Стоило только окунуть этот гладенький камушек в воду, как на нём чудесным образом, проявлялись зеленоватые глаза. Катя назвала эту гальку — «Русалкой». Неожиданно, сестрёнка уступила камушек без всяких условий.
— Ладно… так и быть. Только не утопи её!
А бывало и так: мы не могли поделить какую-нибудь безделушку и, дело доходило до драки. Тогда в спор вмешивалась мама. Иногда в «сердцах», она отвешивала мне нелицеприятные комплименты: «Орясина! Вот орясина! До каких пор ты, будешь узурпировать ребёнка. Ну, ничего не понимает… как тебе не стыдно… она же младше тебя. Это же наша звёздочка! Немедленно дай, что она просит…», — и мама делала попытку шлёпнуть меня по заднему месту.
Я ловко уворачивался и, показав Катьке язык, отходил на недосягаемую дистанцию. Потом мы мирились. И как прежде, были неразлучны дома и на море. Катюня, проснувшись первой, забиралась мне на одеяло и мутузила меня своими ручками.
— Вставай, соня! Собирайся! Пойдём дельфинов смотреть! Не слышишь, штолива! Сейчас, мама тебя шваброй будить будет…, — и она пыталась сбросить с меня одеяло. Я вскакивал с постели и, подхватив её на руки, бежал к умывальнику. Сестрёнка визжала от восторга, а мама предостерегающе выговаривала: «Аккуратней с ней… она уже не маленькая... не дай Бог, упадёте!»
Один раз, когда Катюшке было годика четыре, она под моим присмотром или точнее недоглядом, получила удар в лоб подъездной дверью. Катя завыла как пожарная сирена, а на её лбу, стала расти лиловая шишка. Я испуганно пытался остановить её рост ладонью, но это мне не удавалось, − крик становился сильнее, а шишка всё больше и больше.
— Ну, ладно, Катенька, тебе… — пытался я умерить её крик.
— Не ладно, а больно! — приостановив рёв, высказала она мне и опять включила свои душераздирающие ноты. Помня те приключения, я ставил её на землю и отправлял к маме.

Катерина росла чудным ребёнком с неуёмной фантазией и юмором. То и дело придумывала себе занятие: пела, танцевала, рисовала, модничала, (надевая мамины туфли на высоком каблуке), поливала цветы, вышивала крестиком, участвовала в конкурсах и собиралась стать артисткой. А на вопрос соседей: «Кем же ты девочка будешь, когда вырастешь?»
— Семечки на базаре буду продавать! — не задумываясь, отвечала она.
Покупать семечки на базаре нам запрещала мама.
— Всю грязь с чужих порток и ногтей в рот будете тащить! Этого только вам не хватало! – выговаривала она насупившейся дочурке. Кате так хотелось щелкать их по дороге к морю и, засунув руки в кармашки пляжного халатика, она с недовольным лицом проходила мимо лотков с семечками и разнообразными орешками. После прибытия на берег моря, она увлечённо начинала сортировать материал и её кармашки наполнялись гладенькой разноцветной галькой. Настроение сестрёнки начинало подниматься и вскоре она, — напрочь забывала о своих недавних капризах.
Вдоволь накупавшись, Катерина под нашим патронажем возвращалась домой с гордо поднятой головой, а на вопрос мамы: «Зачем ты набираешь столько гальки?» — поясняла:
— Буду разводить золотых рыбок и крабов! А галькой украшу дно аквариума.
— А крабов-то зачем, Катюша? — спрашивала мама.
− Чтобы золото охраняли! – сочиняла она.
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #11 : 22 Август 2012, 08:53:27 »

Галька :privet:

Здание дельфинария было выстроено из стекла и бетона. Огромные витражные окна создавали иллюзию морского простора и давали естественное освещение. Синева бассейна выглядела большим овальным блюдцем, вокруг которого многоступенчатой разноцветной каймой, рассаживались люди. Пахло свежей рыбой.
Мы заняли свои места и в ожидании представления от «нечего делать»: разглядывали конструкцию перекрытий, вставанием пропускали прибывающих по ряду зрителей, изучали программку.
Катюша первый раз увидела темнокожих людей из Сенегала, сидевших недалеко от нас. Чёрные с отливом лица — её так поразили, что она нигде не находила себе места.
— Мама! А почему они чёрные, — шептала она маме на ухо. Они, штолива, на солнце сгорели? Мама чувствовала себя неловко и одёргивала своё чадо.
— Сиди, не вертись! Смотри на воду! Вон они! — воскликнула мама, показав рукой в начало бассейна. Из-за кулис вынырнула пара дельфинов и замерла перед импровизированным барьером − на самом его дне.
Представление начиналось. Голубая гладь бассейна скрывала под толщей воды две отточенные фигуры морских красавцев. Они стояли, не шелохнувшись, но энергетика мощной пружины передалась всему залу. Защелкали фотоаппараты, заработали видеокамеры.
«Уважаемые посетители дельфинария! Просим вас, для лучших съёмок, занять лицевую трибуну!» — раздался голос из репродуктора.
Фоторепортёры любители быстренько заняли предложенную трибуну. Если бы они знали, что за эти места потом, надо будет заплатить порядочную сумму, желающих нашлось бы немного. Тем более что броская блондинка с видеокамерой, первой достала сиреневую купюру и показательно передала её в руки администратора.
Мужчины несколько сконфуженно, чтобы не уронить собственное достоинство перед лицом яркой блондинки, начали глазами выискивать своих жён и жестами просили передать им деньги. Только один человек плюнул на спровоцированное достоинство и покинул предложенную трибуну — наш папа.
Вскоре подсадная блондинка тоже незаметно ушла, ожидая следующих «настоящих мужчин». Преимущества в съёмке предложенной трибуны, оказались мизерными.
Две подводные стрелы терпеливо ждали команды. Никаких заметных глазу движений они не производили — стояли как вкопанные. И вот старт дан.
Словно выпущенные стрелы из лука, дельфины стремительно преодолели длину бассейна и, выпрыгнув на помост, предстали своим великолепием перед зрителями.
«Вот это, да! Боже мой! Какие они милые, какие глянцевые, какие совершенные!» — слышны были восторженные возгласы.
Артисты не обманули ожидания. Оригинальная сказка с Русалкой, зловещим Осьминогом и дядькой Черномором, закончилась победой добрых молодцев. В роли молодцев, конечно же, были дельфины.
Когда представление закончилось, Катя потащила меня взять автограф у дельфинов. Этот финальный трюк представляла девушка по имени Гал-ли-на! — так растянуто представлял её, ведущий шоу. Плата за автограф была умеренная, поэтому от любителей живописи не было отбоя. Счастливыми выходили они на улицу, держа в руках печатный лист, на котором дельфины, держа в зубах кисточку, сделали наброски.
— Ой! Ну, что же это такое! Совсем руки не держат…, — виновато улыбнувшись, сказала девушка-русалка, принимая из моих рук выпавшую кисточку. — Сейчас Дана, исправит мою оплошность, — и она вложила инструмент художника в зубатый ротик артистки.
— Спасибо, моя рыбонька! — сказала Катюша, получив несколько мазков акварелью. Она хотела погладить морскую красавицу, но Дана скрылась под водой.
Катя радостно схватила лист с художествами и побежала к родителям. Я же остался стоять, уставившись на девушку. Я всматривался в неё и не мог сдвинуться с места. Галина своим образом напоминала ту самую гальку, которую нежило солнце, и ласкала волна. Она была такая же мокрая, блестящая и симпатичная. Правда в отличие от той, я не могу до неё дотронуться, взять в руки, приблизить к груди и погладить природное совершенство.
— Ну, а вы что стоите? Представление закончено! Пожалуйста, освободите дельфинарий! Приходите завтра! − сказала девушка дежурную фразу, исподволь бросив на меня рассерженный взгляд. На какое-то мгновение наши глаза встретились. Не знаю, что она могла в эти секунды в них уловить, но выражение её лица сделалось более дружелюбным. И она уже мягче сказала: «Мне действительно некогда, молодой человек. У меня через десять минут новое представление…
— А Вы, штолива, никогда не отдыхаете? — спросил я её, почему-то Катиными словами.
— Как, как Вы сказали? Штолива? Это что ещё за язык?
— Не знаю, откуда его Катька выдумала!
— Катюшка, хоть бы сказал! А то, Катька! У нас так, только коз называют. А ты девочке присвоил. Сестренка твоя, похоже?
— Ага! – ответил я поспешно. — Да я и сам не пойму, какой «лешак» меня за язык дёрнул. Уж больно Вы пронзительно на меня посмотрели. Меня это с панталыку сбило!
— Ну, и разговор у нас с тобой молодой человек. Ты откуда такой — деревня?
— Ни откуда! Колледж только что закончил. Приехал вот перед армией на море отдохнуть. А «лешак», — это от бабушки у меня.
— Галина! Пора работать! Займись делом! — окликнул её администратор.
— Извини! Как тебя?
— Никита! — ответил я ошарашенный таким нелепым знакомством.
— Вот что, Кит! Плыви-ка домой! А завтра, после вечернего представления, жди меня у парадного входа… — штолива! — и она, улыбаясь, поспешила за кулисы.
Записан

Шери-Изумруд

  • MAESTRO
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39426
  • Нахаленок
Re: Щас расскажу...
« Ответ #12 : 22 Август 2012, 09:12:42 »

 *bra* *bra* *bra* *bra* *bra* *bra* *bra* *bra* *bra*
 очень захватывает
Записан
Вот смотрю на себя в зеркало и думаю: «Дал же Бог всё одной женщине - и ум, и красоту… и справку из дурдома!»

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #13 : 23 Август 2012, 06:01:08 »

Сон :o

Сидя на заднем сиденье автомобиля, мы с сестрёнкой делились впечатлениями. Она то и дело доставала дельфиньи каракули, тыкала их мне под нос, засыпая нешуточными вопросами.
— Никита! А?! Никит?! Дельфин — это рыба или кит?
— Спроси что-нибудь полегче!
— А! Не знаешь! А я вот знаю…
— Ну, что ты знаешь?
— Дельфин — это дельный мужичок из Финляндии! — обстоятельно высказала Катя и довольная уставилась в потолок машины.
— Доченька! Откуда это ты взяла? — вмешалась в разговор мама. — Мне и в голову не могло такое прийти. Ты тут насочиняешь всякой всячины, а нам потом за тебя расхлёбывай.
— Ну, тогда я с папой буду разговаривать, — надула губы наша «звёздочка».
Теперь она приклеилась к отцу. Отец, находясь в отпуске, выполнял поручение руководства фирмы, поэтому, вникать в наши южные дела у него не оставалось времени. Собственно говоря, он просто работал.
— Папуля! Ты мне сделаешь рамку для картины? Я её над аквариумом повешу… Слышишь, пап?!
— Слышу, дочка! Домой приедем всё тебе устрою: и аквариум, и рыбок, и картину прибью. А сейчас привались к Никите да вздремни. Не отвлекай! Ехать нам долго, дорога скользкая. Видишь ливень прошел, да и солнце глаза слепит.
— Ладно, ладно, папочка! Ты не торопись, не то по пальцу попадёшь…
— Катя! Перестань паясничать! Нашла себе ровню! — рассердилась не на шутку мама. — Ты смотри-ка! У Никиты таких слов, что ли нахваталась?!
— Ничего я у него не брала! Он спит уже! — Катюша обиженно стала зарываться мне под бочок и вскоре засопела ровным детским дыханием.
Все эти разговоры я слышал в полудрёме. А после того, как ко мне прильнула сестрёнка, вовсе перешёл с ней на ты…

Машина остановилась у кинотеатра под названием «Южный». Я вышел из неё и взглянул на часы. Стрелки показывали полчаса восьмого второй половины дня.
Мне показалось, что-то здесь не так. По моим подсчётам, времени должно было быть около десяти вечера. Приложив часы к уху, и убедившись, что они тикают, я недоверчиво начал поглядывать по сторонам, пытаясь определиться с дальнейшими действиями...
На город опускалась сумеречная тень. С рекламной афиши на меня глядели огромные голубые глаза белокурой девушки.
«Где-то их уже видел! — подумал я и стал рыться в записной книжке зрительной памяти. — Ошибки быть недолжно — это она! Только вот имя почему-то не всплывает. Нет, нет…, оно где-то рядом, но на ум не приходит». Я углубился в себя и начал перечислять все женские имена. В надежде наобум схватить птицу за хвост. Такой способ применялся иногда при разгадывании кроссворда.
— Молодой человек! Я могу Вам, чем-нибудь помочь? — на меня глядели чайные глаза, загорелой до цвета шоколада девушки.
— Может быть! — ответил я опрометчиво и тут же добавил.
— Назовите женское имя!
— Из скольких букв? — не дала она мне опомниться.
— Не знаю! — сконфузился я.
— Вы ищете Гальку-дрессировщицу! Верно? — смело назвала она имя, мучившее мою память.
— Точно! Как вы догадались, что мне нужна именно Галина?
— Я её подружка! Она попросила встретить Вас и устроить на ночлег. Сама она придёт поздно. Так что Вы не волнуйтесь.
— А чего мне волноваться?! — нарочито равнодушно выдохнул я и снова взглянул на афишу.
«Только странно, всё получается… Часы, афиша, девушка с чайными глазами, Галька, ночлег, и это в течение нескольких минут», — прокрутилось в голове.
— Что с Вами? Вы чем-то встревожены? — спросила она, показав ослепительно белые зубы.
— Да нет! Просто подумалось.
— Сюзанна! — сказала она и протянула свою шоколадную ручку с накладными белыми ноготками.
— Семён! — не зная для чего, соврал я.
— Очень приятно! Вы напрасно меня чураетесь! Давай перейдём на ты, Сёма! Можно, я так буду тебя называть?
— Можно! — ответил я.
— Так это с неё рекламу рисовали? — спросил я у своей новой знакомой.
— Сходство конечно поразительное, но это не она, — с некоторым раздражением протянула Сюза. (так про себя окрестил я её.) — Пойдём, Сёма!
До нашего бунгало, пешим ходом, не более двадцати минут. Я знаю тут все горные тропки. Это намного короче, да и прогулка перед сном здоровью не повредит.
— Да, но в горах может не быть связи, а у меня забит номер телефона. Там очень ждут моего звонка. Неудобно как-то! — попытался я уйти от навязанного предложения.
— Да ты что?! Не мужчина что ли? Испугался? Мамку тогда с собой прихвати, да соску не забудь! — подстегнула она меня.
— Идём короче! — отбросил я все сомнения насчёт мужчины, и мы нырнули под ветвистые кроны деревьев.

Сумерки опускались быстро. Встречные пешеходы бегом спускались вниз. Оставаться в такое время на горной тропе, было жутковато. Надоедливо верещала древесная лягушка. Стоило только остановиться и прислушаться, как эта зверушка тут же замолкала. Мне так и не удалось подстеречь и увидеть эту верещавшую живность.
Несмотря на то, что Сюзанна была на высоких шпильках, она без труда, словно горная козочка, поднималась по каменистой тропинке. Порою мне чудилось, что вместо модных босоножек на ногах у неё появлялись белые копытца.
— Надо было бы всё-таки ехать на маршрутке или на «моторе», — поднывало внутри. — Хотя бы дорогу запомнил. И вообще…, — на ночь глядя, не зная куда, не зная с кем, как архар прусь с этой козой в какое-то бунгало.
— Эх, был бы у меня наградной пистолет деда, — с сожалением подумал я, то можно было бы так сильно не волноваться.
И тут меня вовсе обнесло холодом с головы до пят…
— Нож! Фирменный швейцарский нож, который в какой-то мере вселял в меня уверенность остался в машине вместе с жилеткой.
— Мы почти уже пришли! — почувствовав мою обеспокоенность, нарушила молчание спутница. — Постой здесь. Я пойду, привяжу собак…, — и она скрылась за оградой увитой виноградными лозами.
В глубине двора лязгнула дверь, послышались приглушённые голоса и всё стихло.
«Кто же у них играет роль собак? — первое, что пришло мне на ум. — Если есть собаки, значит они должны лаять. Если собак нет… значит, роль собак выполняют люди, — включил я логику. — А люди намного страшнее зверя — это прописная истина!» — и от этого мне стало ещё более не по себе.
— Сёма! Ну, где ты там? Заходи! Поднимайся на второй этаж по винтовой лестнице. Слышишь?!
— А как же собаки?
— Я, у твоих ног собакой лежать буду! Тебе этого достаточно?!
— Достаточно! — ответил я. — А нож бы не помешал, — подумалось с досадой.
— Присаживайся! — сказала Сюзанна, придвинув к столику кресло. — Можешь курить! — и она чиркнула зажигалкой. Курение меня не привлекало, но я не хотел показаться маменькиным сыночком и лихо затянулся предложенной сигаретой.
— Я пока пойду приму ванную, а потом Тоша накормит нас своим фирменным блюдом. Тоша — это наш человек, — загадочно произнесла она и удалилась, сверкнув напоследок страшным звериным оскалом.
— Что это? Опять показалось что ли? То копыта, то зубы! Ведь у неё была удивительно красивая улыбка. Или это наваждение? — пытал я себя. Под ложечкой тревожно засосало...
Шум крана заглушал голоса доносившиеся снизу — женские или мужские, разобрать было невозможно. Сигарета противно дымила, вызывая приступ тошноты. Реакция на глубокую затяжку всё сильнее и сильнее подступала к горлу.
Окна в доме были зарешёчены и задёрнуты плотными портьерными шторами. Странно, что со стола куда-то исчезла пепельница. Небольшая щель в форточке была настолько мала, что не давала приток свежего воздуха. Вот в эту щель я и стрельнул непотушенной сигаретой, избавляясь от предложенного удовольствия.
Я был близок к цели, но сигарета в последний момент отбросила огонёк как ящерица хвост. Он юркнул за штору и в любой момент мог привести к пожару. Тошнота вызывающе брала меня за грудки. Я, сдерживая приступ, рванулся потушить огонёк, тем самым скрыть свою нерасторопность. Но рвота взяла своё…
«Тормози! Где у нас нашатырь? — слышен был голос мамы. — Осторожно! Катю убери от него! Надо же, как его укачало! Никита, проснись! Что с тобой, Никита?!»
Резкий запах нашатыря привёл меня в чувство, оставив в небытие непотушенную сигарету и всех собак, навешанных на меня этим сном.

Лариса Петровна — хозяйка дома  встретила нас, всплеснув руками.
— Сыночек! Боже ж мой! На тебе лица не видно… Поел чего-то не того? Или на солнце перегрелся? Я сейчас вам врача приведу… Ну, надо ж, так скрутило парня!
— Не надо врача… Мне уже дали таблеток, — покачиваясь, пошёл я в душ. Меня всё ещё подташнивало. Очень хотелось пить.
— Вот чертовка! Всё из-за неё! Как ее, кстати, зовут? — морщил я лоб, силясь вспомнить подробности. — Ничего не понимаю! Какая-то белиберда!
Холодная струя воды постепенно приводила меня в чувство. Но я до сих пор не соображал — где тут явь, а где тут сон. Перед глазами возникала то одна, то другая картина. То девушка, принимающая ванну, то девушка верхом на дельфине, то человек с выпученными как у краба глазами. Всё это кружилось перед глазами.
— Не могу! Плохо мне… — и я, еле добрался до приготовленной постели.
Записан

Шери-Изумруд

  • MAESTRO
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39426
  • Нахаленок
Re: Щас расскажу...
« Ответ #14 : 23 Август 2012, 09:18:19 »

 *bra* *bra* *bra* *bra* *bra*
 здорово. Вы супер Вовчик :-* :-* :-*
Записан
Вот смотрю на себя в зеркало и думаю: «Дал же Бог всё одной женщине - и ум, и красоту… и справку из дурдома!»

ТИШИНА

  • Аватар
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 7974
Re: Щас расскажу...
« Ответ #15 : 23 Август 2012, 09:25:45 »

Пока просто интересно :agree:, но есть предчувствие, что захватит. Ждемс продолжения.
Выдаваемые дозы маленькие.
Записан
Не кричи. Ангел слышит тебя,даже когда ты молчишь.

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #16 : 23 Август 2012, 09:51:10 »

Хорошо, придётся увеличить дозу :) Вдумчивого вам прочтения. Скоро дойдём до  :love:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #17 : 23 Август 2012, 12:04:52 »

Записан

@Stan!

  • Иван☭
  • Бодхидха́рма
  • Гуру
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4542
  • Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи
Re: Щас расскажу...
« Ответ #18 : 23 Август 2012, 15:51:01 »

Вообще-то у меня много имён: Владимир, Вова, Вовик, Вован, Вальдемар.
И я сразу вспомнил "Место встречи изменить нельзя"... :)
Записан
Трахаю и тибидохаю
Обиваю двери кожей заказчика
Совесть – это тихий голос, напоминающий, что за тобой могут подсматривать!
Если вас грызет совесть, выбейте ей зубы, и пусть она вас нежно обсасывает

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #19 : 24 Август 2012, 05:30:54 »

Вообще-то у меня много имён: Владимир, Вова, Вовик, Вован, Вальдемар.
И я сразу вспомнил "Место встречи изменить нельзя"... :)
Любимый фильм, любимый актёр, а Володя Высоцкий - это, конечно, не Вальдемар, это гений!!! :respect:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #20 : 24 Август 2012, 05:41:35 »

Продолжим наш рассказ. Учитывая просьбу несравненной Шери-Изумруд увеличиваю "дозу" публикации. Удачи вам! :orchestra:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #21 : 24 Август 2012, 06:21:41 »

Записка ^20^

— Катюша! А Катюша! — через «не могу», подзывал я сестрёнку.
— Чего тебе? Тётя врач сказала, что у тебя тёплый удар, и что тебе необходим полный покой. А ты пытаешься вставать. Я сейчас же всё расскажу маме и тебе ещё больше не поздоровиться.
— Ну, будет тебе ябедничать! Скажи лучше что сейчас — день или вечер?
— Сегодня утро! Ещё чего тебе?
— День...  какой сегодня день? — с трудом задал я вопрос.
— Хороший день! Солнечный! Море спокойное. Пойдём с мамой купаться и собирать гальку.
— Я не об этом тебя спрашиваю. Сколько прошло дней после посещения бассейна? День... два? — меня по-прежнему мутило, и подняться не было сил.
— Нисколько не прошло! Прошла ночь, наступило утро. А ты всё спишь как байбак…
— Катенька! Выполни мою просьбу. Сейчас я напишу записку, а ты передай её Ларисе Петровне. Пусть передаст послание девушке с дельфинами. Пожалуйста! Она сегодня гостей поведёт в дельфинарий. Скажи, что ты посылаешь привет дельфинам. Ладно! Про меня ни слова! — уговаривал я сестрёнку.
— Ладно! Так и скажу! От Никиты привет!
— Катенька! Не трави ты меня! Я и так еле живой.
— Ладно, ладно не скажу! А ты будешь ещё меня «узипировать»? — выжимала она ситуацию до последнего.
— Да не буду я тебя доводить. Не буду! — еле-еле договорил я и опять откинулся на подушку.
— Давай, пиши свои писульки! — пошла на уступки сестрёнка и подала со стола чистый лист бумаги с карандашом.
— Катюня! Карандашом только в войну писали, а сейчас другое время. Она и так меня «деревней» обозвала. Принеси нормальную шариковую ручку. Давай быстрее! А то помру и весточку не отправлю.
— Я не знаю где её взять?!
— У папы в пиджаке должна быть. Давай скорее!
Пока сестренка ушла в поисках ручки, я начал обдумывать текст послания. Состояние моё заметно улучшалось. Видимо подействовали лекарства и сон. Немного пульсировало в висках, и была общая слабость.
— Так что же написать-то? — задумался я. — Нужен я ей, наверно, как собаке «пятая нога». Сказала о встрече так — для блезиру, а наверняка тут же забыла обо всём. Много нас таких около неё каждый день крутится. Прямо не знаю что делать?
— Лови! — крикнула Катя и бросила на одеяло ручку из папиного кармана. Ручка была гелиевая с приятным ароматом наполнителя.
— Хоть тут-то не стыдно будет, а то карандашом…, — хмыкнул я про себя. Облокотившись,  сделал попытку, чтобы начать текст со слова дорогая, но сразу же отдёрнул от листа руку. «Какая же она мне дорогая. Ещё обидится. Не у шубы рукав, а я уже… — дорогая. Нет, тут надо как-то по-другому», — остужал себя я.
На минуту представил её. Стройная, красивая девушка. Плотно облегающий тело гидрокостюм, изящно подчёркивал её девичьи формы. Осветлённые волосы с «мокрой химией», ложились на её божественные плечи. Голубые, под цвет бассейна глаза, украшали длинные завораживающие ресницы. В уголках губ пряталась кокетливо-снисходительная улыбка. Нежный, еле заметный пушок на её губах, притягивал взгляд и кружил голову. Маникюр, с белыми ноготками на длинных пальцах, добавлял ей особого фарта.
Я сразу обратил на неё внимание, но свои шансы на дальнейшие отношения поставил к нулю. Почему я так занизил, самооценку — не знаю. В своей дворовой среде я держался достаточно уверенно. Два года занимался боксом и был крепким парнем. В общении с девушками проблем не испытывал, но вообще-то близкой подруги у меня так и не было.
И вот представился шанс закрутить не где-нибудь — на «югах», а я в такой ситуации. Записку и ту не могу написать. На что же я годен тогда? Ещё служить в ВДВ собрался. А Галина больше и больше начинает меня притягивать. Нет, она всё-таки обратила на меня внимание. Иначе бы, зачем ей сразу переходить на «ты», — размышлял я, поругивая себя.
А то, что показался по первому впечатлению деревней — это не вопрос. За себя я слово скажу. Как же быть с запиской? Галька, Галька! Очень хочется тебя назвать Галчонком и нежно держать твою ручку с белыми ноготками в своих ладонях.
Удивительно, но некоторые черты её поведения, становились похожими на ту девушку из сна. «Сон в руку?! Надо же такому присниться, — вертелось в голове. — Дед Семён, конечно, не обиделся бы, что я назвался его именем. А вот что делать с Сюзей бабушкиной пуховой козой?» — задумался я на некоторое время.
— Никита! Лариса Петровна и гости уже собрались. Давай скорее! — запыхавшись, протараторила сестрёнка, вбежав в комнату. — Не слышишь, штолива? — окликнула она меня, видя моё застывшее от раздумий положение.
— Ага, сейчас! Пусть подождут минуту! Скажи, что измеряем температуру! Ещё минуту, Катенька…, — вышел я из забытья и твёрдо написал первую фразу. «Извини! — и через паузу, продолжил. — Сегодня приплыть на встречу не могу. Акула повредила мне ласты».
Кит.
P. S.
Меня кто-то сглазил или перегрелся на солнце. Ужасно плохо себя чувствую. Прости за такое нелепое оправдание. Надеюсь, с тобой встретится позже.
Никита.


В ожидании :hmm:

Лежать больше не хотелось. Катя пропадала в саду, ожидая маму с папой,которые уехали за покупками на Центральный рынок. Наш отдых на море заканчивался. До отъезда оставалось три дня.
Отдых проходил великолепно, если не считать этого случая со мной. Столько видео и фотографий было упаковано в фотокамере, что нестерпимо хотелось всё пересмотреть. Особенно тянуло всмотреться в «Русалку» из дельфинария.
Недомогание отступало и я не находил себе места. Не вытерпев дальнейшее пребывание в лежачей позе, я решительно сбросил с себя одеяло и приставным шагом попрыгал к летнему умывальнику. Ослабленное недугом тело потеряло равновесие, и я чуть не врезался в дерево.
«Да что это такое! Черти что ли меня бросают! — вырвалось у меня. Я по привычке встал в защитную стойку, ожидая удара, но его не последовало. — Эх, Никита! Никита! Это тебе не ринг. Это другой удар — удар сверху! Быстро не очухаешься, если пропустишь его. Ну, да ладно, как-нибудь!» — и я неторопливо направился к намеченной цели. Из головы не выходила Она.
«Ответит или нет? — задавал я себе вопрос. — А если ответит? Что тогда? Напишет ещё: «Юноша! Мелко плаваешь! Пей кипячёное молоко и бай-бай!» Вот опозорюсь-то! — путались в моей голове предполагаемые варианты ответа. — В конце концов, она же сама назначила мне встречу. Чего же я дёргаюсь как сопливый бычок на отмели. Ну, заболел. С кем не бывает!» — выстраивался в голове защитный вариант.
Интересно всё-таки устроена жизнь. Особенно поведение людей в этой жизни. Дурак себя дураком не считает ни при каких обстоятельствах. Он так и думает, что он один умный, а это ненормальные вокруг него лыбятся.
Вот так и живём…, путаемся, шарахаемся от одного лица к другому. И, что характерно, сначала соглашаешься с собой, что действительно дураком выглядел, а вот нутро против.
«Ни одна собака на свой хвост не гадит!» — частенько говорила бабушка, и уже вскоре, это самое нутро, знать тебе дает, что не дурак ты вовсе. Что это паразитка какая-то тебе отравы в жизнь намешала. И находятся уже другие слова, типа — «она сама дура». Быстро соглашаешься с этим утверждением и опять в умных прозябаешь.
Вот так удар! Недаром Катюша сказала «тёплый». Не тёплый, а кипяток вовсе! Так обварило, что понять не могу, откуда, что в голове взялось. Никогда о таких вещах раньше не думал. Может закосить? Тогда и в армию не идти! И подруга по боку! — язвительно вытекало из навязанного.
Вот только не мужик ты после этого, а так себе... тюфяк какой-то! — сжались непроизвольно кисти рук в кулаки. — Я даже во сне марку пацана не уронил! А тут напридумывал разного: закосить, слинять Пора взять себя в руки! Не то снесёт башню по-правдашнему. Дождёмся ответа, там и посмотрим что к чему, — крутилось у меня в мозгах. — Скорее бы вернулась Лариса Петровна! Только бы не сказала: «Нет!» — скулило сердечко в ожидании ответа.

Местные :bivis:

Место, где мы снимали коттедж, находилось в двадцати минутах ходьбы от моря. Небольшой уютный домик окружали фруктовые деревья. Был ли это сад — не знаю. Забора или ограды не наблюдалось. Катерина, в свободное от моря время, пропадала с местными ребятами. Однажды я спросил ватагу пацанов:
— Ребята! А кто вам разрешил здесь рвать яблоки и сливу?
— А мы никого не спрашивали!
— Почему?!
— Потому шо мы мэстные! — беспардонно ответили они мне.
Вопросов по этому поводу больше не возникало. Катюша с мамой быстро усвоили местный говор и, «шо» — шокало у них там и тут.
— Катерина! Шо же ты мэнэ ничего нэ сказала… ушла и как в воду канула?! — строго пыталась отчитать мама дочурку.
— Ой! Мамочка! Та я же нэ знала… шо пацаны меня с собою возьмут! — отвечала ей Катя и мама, махнув рукой, усаживала её за стол. Я же оставался «деревней» и меня коверкание языка не привлекало.
Коттедж увенчивал небольшой флигелёк со смотровой площадкой. По первости, я частенько забирался на неё по винтовой лестнице и оттуда смотрел на окрестности.
Прямо по курсу туманилась бескрайняя синева моря. А справа и слева, в хвойном лесу, располагались многоэтажные санаторные корпуса.
Узенькая тропинка, ведущая к морю, ныряла в густую растительность и исчезала из виду. Чтобы поддерживать себя в форме, я бегал туда и обратно трусцой. Но потом обленился и добирался до моря на троллейбусе. Благо, остановка была рядом.
Особой достопримечательностью побережья, была набережная. Оживала она вечером, превращаясь в уютные кафешки и ресторанчики.
Днём же, подойдя к краю и облокотившись на парапет, можно было наблюдать за разноцветными яхтами, стоящими внизу у причала.
Видно было как на борт, особенно элегантных судов, поднимались длинноногие девушки, в сопровождении кавалеров и под звуки мощных динамиков, красавицы-яхты отчаливали от берега, чтобы дать возможность насладиться личной свободой и прелестью морского простора молодым людям.
На яхты ниже классом, поднимались семейные степенные пары для прогулок по морю.
Словно «шеф», гордо стоял на рейде и наблюдал за происходящим, громадный морской лайнер под названием «Эрнст».

Конверт :-\

— Никита! Где ты… раненый наш?! — кричала Катюша, размахивая белым конвертом. За ней появились родители и Лариса Петровна с гостями. Они шли не спеша, о чём-то беседуя. По всей видимости, папа подхватил их  по дороге.
«Ну, всё! Растрепали, наверное, на всё побережье!» — подумал я с досадой. К чести Ларисы Петровны и Кати они этот вопрос больше не поднимали и я остался с конвертом один на один.
Первое желание было таким. Быстро разорвать и прочитать его, что бы там ни было написано. Но потом я задумался и спрятал конверт под подушку — не хватило духу. Пришла мама принесла фруктов, посмотрела на градусник и дала выпить какую-то микстуру.
— Всё хорошо! Завтра можно идти на море, а сегодня полежи. К отъезду мы почти готовы, так что поправляйся быстрее! — улыбнулась она мне! Мне показалось, что мама обо всём знала.
«Эх! Была, не была! Будь, что будет! — и я достал из-под подушки конверт. Прилив чувств отразился на моём лице. Щёки запылали пионерской краской. Губы плотно сжались. Участилось дыхание. Я встал и подошёл к окну.
«Сколько же можно прочитать информации на этом чистом прямоугольнике, если ты ждал эту весточку. Уверен, даже слово «нет», будет таким же светлым. Человек, уважающий себя и других, не может прислать гадость в таком белоснежном конверте. Очень в это верю и надеюсь, что мои ожидания меня не обманут», — шептал я эти слова с юношеским максимализмом.
Мне так хотелось продлить эти минуты влюблённости. Нет не в Неё, а в причастность к таинству послания. Это так сладострастно возбуждает и уносит тебя. Всё! Не могу!
Я открыл конверт и достал вложенную в него визитную карточку, с реквизитами дельфинария. На обратной стороне фломастером было написано.

Завтра у семь сорок на скалах. Выздоравливай! Жду.
Галина.


— Браво, Галчонок! Браво! — заплескалось у меня внутри. Я бережно прикоснулся губами к написанному тексту.
— Ну, деревня! Ну, даёт! Мы им ещё покажем… — прыгал от радости я, не соображая, что кричу.
— Никита! Что случилось? Топаешь, как слон! Потолок проломишь! — пришла на шум мама.
— Ничего не случилось! Просто я выздоровел, мамулечка! Выздоровел! — продолжал я прыгать вокруг неё.
— Успокойся! Тебе вредно так возбуждаться! Ты ещё не совсем здоров! — успокаивала она меня. — Собственно говоря, чему ты так обрадовался — отъезду что ли? Папа закончил работу,  и последние денёчки проведёт вместе с нами.
— Не знаю, мамуля! Но мне действительно хорошо! Не спрашивай, пожалуйста, больше не о чём. С папой я объяснюсь сам. Ладно?!
— Ладно! Заправь только постель! Вдруг кто-нибудь заглянет сюда. А у тебя такой бардак! — и мама, закончив наставления, отправилась вниз.
Записан

Шери-Изумруд

  • MAESTRO
  • Солнце форума Ярило-Велес
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39426
  • Нахаленок
Re: Щас расскажу...
« Ответ #22 : 24 Август 2012, 17:33:38 »

 :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-* :-*
  Вовчик, у Вас несомненный талант писателя. Как необычно и захватывающе вы пишите. Спасибо, очень и очень интересно.
Записан
Вот смотрю на себя в зеркало и думаю: «Дал же Бог всё одной женщине - и ум, и красоту… и справку из дурдома!»

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #23 : 25 Август 2012, 06:30:26 »

Спасибо, =[ Шери!(можно я вас так буду называть?)Всё так получилось неожиданно с публикацией, и я не рассказал что посвятил эту повесть Катюше, а получается так, что мы попеременке тянем одеяло на себя :) Ваша похвала мне приятна! ^5^ :garmon:
Записан

vovchik

  • Послушник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 214
Re: Щас расскажу...
« Ответ #24 : 25 Август 2012, 07:01:04 »

Мелочь ;)

— Боже мой! Впереди целая вечность! — будоражил я себя. — Чем заняться, не знаю? Может попросить папу, чтобы он отвёз меня сегодня на вечернее представление? Только вот как обратно? Не сидеть же нам с Ней на лавочке до утра. А на ночной ресторан денег, пожалуй, не хватит. Я наклонился к тумбочке и достал из-под неё заначку.
Почти целый год копил деньги на всякий случай. И вот вне всяких сомнений, этот случай наступал. Достав из карманов всю мелочь, я начал считать свои сбережения. Выходило не так уж и много, но на первый раз хватит — подвёл я итог.
— Никита! А Никита! — ещё не открыв дверь, пищала за ней Катюша.
— Чего тебе? Я переодеваюсь! Подожди!
— А мне послышалось, будто ты мелочью звенишь! Мне попеть в караоке как раз не хватает.
— Вот ведь какая ушастая, — подумал я. — Врёт, наверное, что слышала… Поди в окно подсматривала. То-то она всё с биноклем шастала. На вышку зачем-то залазила. У местных пацанов говорит взяла. Турцию ей захотелось увидать. В карман мой она хотела заглянуть, а не в Турцию. Придумает же такое. Ну и ну! Придётся откупиться. Бумажные купюры, надеюсь, она не видела, а мелочь не запрещается, — успокоил я себя. — Заходи! Пинкертон!
— Привет! Опять обзываешься! Всё про тебя маме скажу…
— Уж пошутить нельзя! Мама, кстати, мне разрешила идти на море. И ты мне не указ! Сколько тебе надо?! Сколько, сколько? — переспросил я ее, услышав названную сумму. — Да это грабёж средь бела дня! Катюша, но у меня сегодня нет такой суммы. Только половину могу тебе дать, взмолился я.
— Вторую половину тогда дома отдашь! — настаивала Катя.
— Ладно, забирай всю мелочь! На троллейбус пару червонцев мне оставь! Там как раз столько, сколько ты просишь, — смирился я. — Я же сам ей обещал, — вспомнился разговор перед поездкой. — Менеджер из неё выйдет не хуже папы. Своего не упустит. Это уж точно! — отметилось в голове.
«Надо хоть брючки белые погладить, а то скомкались в чемодане, — подумал я и начал подготовку к свиданию. — Хорошо у нас в городе, кроссовки да спортивный костюм, вот тебе и весь наряд. Это, конечно, не панацея, тут тоже ходят, в чём попало! Но надо всё-таки одеться, как подобает. Так…, что мы имеем:

Брючки есть, мелочь есть,
Клубная футболка здесь.
Есть жилетка, есть носки,
Ты уж мне, не откажи…,

— сочинял я по ходу действия. Стихи я сочинять не умел, не получалось как-то. А мне так хотелось сочинить что-нибудь стоящее. Ерунда какая-то получается, вроде этой, а дальше ни-ни.
— Вот Валерка, мой однокурсник, такие вещи декламировал на вечерах, что у девчонок «слёзки на колёсках» прокатывались. Некоторые называли его стихи «телячьей нежностью» а, на мой взгляд, — пусть уж лучше будет она, чем «бычья губа». Кстати, если папа не выложил из бардачка сумочку, то в ней должна быть, Валеркина записная книжка со стихами. Он как-то оставил её у нас в машине и не торопился забирать. Ему, наверное, хотелось, чтобы его стихи читали, а самому выставлять их напоказ, было неудобно. Вот он и забывал их: то в гостях, то в машине. У него там даже раздел такой есть «про любовь».
— Вот бы заглянуть туда! — сказал я сам себе и пошёл искать отца.
— А! Никита! Ну, как ты? С этой работой некогда с детьми побыть! — обрадовано, вытирая руки ветошью, встретил меня отец у эстакады.
— Уже лучше! Можно на море идти!
— Молодец! Рад за тебя! — похлопал он меня по плечу.
— Вот мелочевкой занимаюсь, по кругу машину осматриваю… Скоро ведь нам обратно гнать, а я даже не знаю, горят габариты или нет. Масла долить немного в мотор надо, а остальное всё в норме, — сделал заключение техосмотра отец.
— Пап! Ты сумочку не выкладывал из бардачка перед поездкой, — с тревожным ожиданием обратился я к отцу.
— Да нет! Вот она! Я даже не знаю, откуда она взялась, — подавая её мне, ответил он.
— Спасибо пап! Можно я пойду? С мелочевкой ты один управишься. Что-то голова у меня кружиться, — соврал я.
— Иди, сынок, полежи! Ещё время есть. Ужинать будем все вместе, там и пообщаемся! Я сейчас за мамой и Катюшкой сгоняю. Они такси к пляжу заказывали, как тут откажешь! Мелочь, а им приятно! — с улыбкой проводил меня отец.

Про любовь :love:

Я, сгорая от нетерпения, поспешил на второй этаж. Чтобы наедине с самим собой почитать стихи. Мне нестерпимо хотелось окунуться в стихотворные грёзы, — пусть даже чужие. И я, потом неоднократно в них заглядывал.
Даже странно, что эта тема меня раньше не волновала. Нет, симпатии к девушкам у меня, конечно, были, но чтобы назвать это любовью — не поворачивался язык. И вот оно, щемящее и трепещущее чувство, забилось пойманной птицей в моей груди! Неужели это любовь? Сомневаюсь?! Если бы всё было так просто! — сдерживал я нахлынувшие эмоции.
С волнением открыл первую страницу, где было нарисовано сердце пронизанное стрелой, а по нему печатными заглавными буквами была надпись «ЛЮБОВЬ».
Дальше, в форме размышления красными чернилами подразумевая кровь, были написаны строки о любви. Принадлежат ли эти строки Валерке, как знать, — парень он вообще-то не глупый.
«Любовь — это такое чувство, которое выразить нельзя. Но любить надо всегда! Без этого чувства жизнь теряет смысл!» Дальше шли размышления о любви, о том, что если у тебя нет любимого человека, ты должен его выдумать.
— Надо же! Всё так просто. Выдумай и люби! А вдруг эта теория ошибочна? Что тогда? Буду, похож на заморённого страдальца. А дальше, что? Нет! Любить, так любить! Конкретно! — твёрдо высказался я.
Вспомнил, как от небольшого поворота её головы в мою сторону, у меня задрожали колени и опустились глаза. Какая муха меня тогда укусила? Могу предположить, что это были истоки того самого чувства или близко к этому. И даже если у нас с ней ничего не сложиться, я буду вспоминать эти мгновения с особым трепетом и грустью, — поставил я точку.
Я даже не заметил, что размышлял об этом не глядя в блокнот, но многое, совпало с написанным. И уже с первых строк стихотворения «Тополиный пух», понял… — эти строки, навсегда останутся в моей памяти.

А пушок на твоих губах
Так мне дорог и сердцу мил,
А цвет неба в твоих глазах,
Навсегда меня покорил.

Закружит тополиный пух
Мне напомнит вновь о тебе
И опять так захватит дух,
Что давно потерял в себе…

— Медовый орешки! Мороженное! Чучхелли! Пиво холёдное, кто желяет?! — раздался голос Катюшки.
— Вот сорока! Везде достанет! Не надоело ей слушать целый день на пляже? Сюда притаранила эти речи! Сейчас не успокоится, пока меня из дома не выкурит! — с раздражением закрыл я блокнот и сунул его под подушку. — А стихи-то про Неё! Как удалось ему такое написать? Положил строчки как в копеечку! Эх, жаль, не дочитал! Придётся впотьмах пялить глаза! Ладно! Пойду пожулькаю девчушку! Всё не перечитать. Она ведь ни в чем, ни виновата, что я повзрослел.
Вскоре с пронзительным визгом, Катюша оказалась у меня на плечах. Предстоял семейный ужин в полном составе и, подозреваю бессонная ночь.

Ужин ;D

В знак признательности и уважения к хозяйке дома — Ларисе Петровне, папа с мамой накрыли стол на летней веранде. В центре стола, в виде красно-зелёного раскрытого цветка, стоял арбуз. Это была «фирменная» подача арбуза — от папы. Ваза с полями из персиков, гордо держала на своём головном уборе грозди винограда. Так красиво и воздушно положить спелые грозди, могла только мамы. Дальше шли различные деликатесы и всякие южные фрукты…
Вскоре к столу присоединились гости Ларисы Петровны, приготовившие замечательное барбекю из парного мяса. Рецепт приправы имел, якобы, фамильную тайну, но после выпитого фужера вина из подвалов хозяйки — тайна легко ими была открыта.
Я вообще-то не был хорошо знаком с употреблением настоящего виноградного вина, и первый глоток, так возвышенно разошёлся по телу, что стал для меня настоящим открытым уроком. Потом я постигал эту науку и практически и теоретически, но те ощущения от вкуса и подачи солнечного напитка, запомнились на долгие годы.
Папа удивил всех искусным приготовлением форели на шампурах. К моему удивлению, мама ревностно оценила его кулинарные способности.
— Где это ты, дорогой, выучился искусству приготовления форели? Насколько мне известно, в наших реках форель не водится, или ты скрываешь от меня своих «рыбок»? — пригубляя вино, толи в шутку, толи в серьёз высказалась мама.
Все весело рассмеялись, но было видно, что вино затронуло у мамы на этот момент другие нотки, и в них превалировали другие чувства — чувства некой ревности. Я потом много читал о неадекватном воздействии на «ноты» алкогольного напитка. В частности у меня из головы не выходила Она — девушка с дельфинами.
Катя приготовила небольшой концерт, в который вовлекала всех сидящих за столом. Она пантомимой изображала каких либо животных и задавала сидящим за столом вопрос:
— Шо, цэ такэ? — и гости очень долго смеялись, когда Катюша, после серии неправильных ответов, открыла изображаемую каракатицу.
— Цэ, краб!
Я приветствовал эти смешные находки и немного завидовал Катюшке. Как же ей так свободно и весело удавалось общаться с взрослыми людьми?
Она выглядела на первый взгляд, первоклашкой, хотя, уже вышла из этого возраста. Иногда ей самой очень хотелось быть малышкой. И мама заплетала тугие косички, в которые были вплетены ленты. (Эта причуда сестрёнки, часто сбивала с толку окружающих по поводу её годков).
Частенько процедура сбора на пляж, заканчивалась скандалом, но Катя, поглядывая в зеркало, добивалась задуманного прикида. Цвет и гардероб одежды, был привилегией Катерины.
Пухленькая, с весёлыми веснушками и хитренькими глазками, она быстро завоёвывала у ребят авторитет, которые были даже старше её. Она очень не любила когда сверстницы преподносили ей очевидные «вещи».
— Катя! Дождь начинается! — громко, предупреждали её новые подружки. На что Кэт, не поведя ухом и вздёрнув курносый носик, отвечала сквозь зубы: «З-з-наю!», — продолжая заниматься своим делом.
Мама не поощряла совместные застолья с детьми, но здесь отступилась от своего принципа. И веселилась вместе со всеми, поглядывая на дочурку, у которой на носу и щёчках плясали и улыбались редкие веснушки, высыпавшие посмотреть южное солнце.
Дети, закончив ужин поеданием арбуза, вышли из-за стола, а взрослые ещё долго не могли разойтись по своим спальням.
В конце застолья Лариса Петровна поблагодарила всех за чудесный ужин.
— Чудовий смак! — неустанно повторяла она, показывая на опустевший стол.
И ещё долго в ночной тишине ворковала голубкой, приглашая всех посетить её дом, на следующий курортный сезон.

Волны  :-[

К моему удивлению я сразу заснул. По всей видимости, под воздействием вина и еды, организм принял волевое решение: «Спать!»
А мне так хотелось полежать, почитать, наметить планы и даже повздыхать в преддверии встречи. Проснулся я от Катиных выкрутасов.
— Не одену! Колючая! — выводила она маму из себя.
— Я вот тебя нагишом отправлю, будешь знать! — настаивала мама. — Что ты с ней будешь делать? То не так! Это не эдак! Оставайся дома! Мы уже опаздываем! — пошла на крайние меры мама. Остаться дома, не входило в Катины планы, и она со скрипом и пыхтением согласилась надеть новую футболку.
— Ну, скоро вы там! — раздался голос папы. — В таких делах не следует опаздывать. Ведь вчера договаривались без опозданий! Где ты там, Никита? Катюша! Давай поторопи его! — на повышенных тонах подгонял семью отец.
«Куда это они в такую рань? Вроде и разговоров не было! Неужели опьянел вчера? Или всё заспал! — напрягал я память. — А вспомнил! Билеты на концерт с участием каких-то «звёзд» обещали отцу!» — стукнул я себя по лбу ладошкой.
Вчера он при всех проговорился маме за столом, чем поставил маму в неловкое положение. Ведь количество предложенных билетов было ограниченно. И тогда я предложил свой билет Ларисе Петровне…, на что она с радостью согласилась.
— Какой же ты, Никита, гарный хлопец! Шоб тебя девки любили, как я тебя обожаю! — высказалась она. Рюмочка вина разрумянила ей щёчки и добавила эмоций. А мама, удовлетворённая моим поступком, восторженно предложила тост за хозяйку дома.
— Пап! — крикнул я, перегнувшись через подоконник. — Поезжайте без меня! Я не хочу в город! Мне на море хочется побыть!
— Мы недолго сынок! Билеты возьмём, да по магазинам пройдёмся! — ответила за него мама. – Ты смотри, далеко не заплывай! — предупредила она меня.
— Ладно! — успокоил я её и прыгнул со всего маха на кровать. До встречи оставалось около десяти часов, и я немного почитал.
Комнатка, в которой меня поселили, находилась на втором этаже коттеджа. И солнце первым делом будило меня. За две недели, проведённые в ней, я мог определить который сейчас час не глядя на часы, и что там на улице, с погодой.
Если утром, первый лучик выглядывал из угла форточки, — то шесть часов утра, безоблачно.
Ночью сильный грозовой ливень, провёл влажную уборку, — говорили мне наблюдения. Потому как протекторы машины оставили мокрый след, а в воздухе пахло озоном и свежестью.
От вымытого асфальта шло испарение. Потоки тепла, словно от раскалённой каменки в бане, поднимались вверх и образовывали на дорогах стелющую паровую перину. За этим процессом строго наблюдало светило. Стоило ему приподняться и посмотреть поверх деревьев… — тут же всё вставало на свои места. Перина таяла, а дороги и тротуары, снимая с себя паровую маску, чернели на глазах.
Дорога только в сказках может быть мягкой и светлой. В жизни − это ленточный наждак с серыми буднями. И надо успевать проскакивать по белому полотну, когда «смотрящие» спят.
Сейчас солнце приподнялось и уставилось в форточку. «Хватит валяться, пора вставать!» — говорило оно.
В голове промелькнули слова, сказанные Ларисой Петровной, про любовь множества «девок».
«Зачем мне их много, пусть будет одна, но Она!» — возражал мой внутренний голос.
Как только я переключался на Неё, меня начинало лихорадить. Сразу ощущал её взгляд и вспоминался иронично-бархатный голос. Чуть закрытая и снисходительная улыбка её губ, становилась для меня улыбкой жизни.
«Надо же! Всего лишь один разок посмотрели глаза в глаза, и я готов в облаках парить! Правда, она всего лишь на встречу дала согласие, а меня в небеса понесло!» — критически оценивал своё внутреннее состояние по дороге на пляж.
На узкой тропинке то и дело приходилось извиняться, так как отдыхающих на ней в это время, было предостаточно.
— Простите! Я очень спешу! Позвольте вас объехать! — пытался я шутить, обгоняя тётю шестьдесят четвёртого размера одежды.
— Нахал! Буратино на велосипеде! — неслось вдогонку.
Все спешили к морю, чтобы занять удобные места на пляже и жариться там до вечера. Комплекции некоторых курортников были такими, что манёвр обгона приходилось откладывать, особенно в местах сужения тропинки.
А море шумело. Видимо ночью разыгрался сильнейший шторм. За все дни, проведённые здесь, мне впервые довелось увидеть свирепое лицо морской стихии. Волны неистово бились о берег, создавая невообразимый грохот. Огромной массой, они набрасывались сначала на гальку, остервенело, перемешивали её в своих мощных ладонях и, бросив на береговой косе, устремлялись к гранитным берегам, где их поджидал эшафот.
Там они погибали, разрываясь на мелкие клочья, поднимая вверх фонтаны пены и брызг. Это их не останавливало и они снова, и снова бились об гранитные плиты, вгрызаясь в острые выступы волнорезов и скал.
Сегодня я смотрел на гибель волн через другую призму, — я жалел крохотную, беззащитную гальку. Мне нестерпимо хотелось защитить её...
Записан
Страницы: [1] 2 3 ... 17   Вверх
 

Яндекс.Метрика